НО, будьте очень осторожны, особенно в вечернее и ночное время! Вы просто не увидите соседних машин, да и о них вы и не вспомните.


Гляжу, поднимается медленно в гору дорога. Я подумал, что это, верно, из города едет какая-нибудь важная персона, и пошел навстречу. Когда же до меня доехал всадник на великолепном коне, то я испугался. У него в руке было копье, и я подумал, что это, верно, сам Дракон. Сильно испугался я и сказал про себя: «Глупец! Не бойся Дракона! Ведь тебе не нужно ни золота, ни товаров; у тебя есть одно — твоя собственная глупость; возьми же эту глупую Голову, и она тебе поможет. Сейчас ты будешь счастлив, я уверяю тебя!» Тут, однако ж, я в себя пришел, и подумал, что это за всадник, почему он так спешит и что ему нужно в такую пору. Подъехал он ко мне и сказал: «Здравствуй, глупый! Я знал, что ты меня испугаешься, но теперь ты будешь рад». — «И я рад», — отвечал я. «Ну, так вот, слушай: есть у меня волшебная тыква, в которой, если ты хочешь, сидит целая гора; сорви эту тыкву и закинь в нее Горе; и твоя глупость улетит вместе с ней». Сказав это, он пришпорил своего коня и поскакал, а я отправился вслед за ним.

Что же было с Глупым Подгорным Народом? Он ли забыл свой страх, свои заботы, забыл про дракона, про то, что он не богат и живет в глуши лесов, забыл про Драконью Голову, забыл про глупого всадника, про то, что ему нужна тыква и что ему нужна не Голова, а Голову, — да забыл он, и это уж никак нельзя сказать, что он глупее всех тех, что в старину жили в этих местах, — точно так же забыл он все свои заботы, свои заботы и про тыкву и про Горе, забыл про дракона, забыл про себя, забыл все, что я ему рассказал, забыл и про свой страх, забыл про то, что он не богат, и про тыкву, и про голову; он забыл, зачем он живет на свете, забыл про то, что он Дракон, забыл про все, что я ему рассказывал. Поднялся он на гору и сказал: «Здравствуй, бедный народ!» — «Здравствуй, Дракон», — отвечал я. «Вот что я тебе скажу: отныне ты будешь есть такую же тыкву, как и я, и тогда в день твоего рождения с твоих уст будет катиться счастье». Сказав это, он припал к земле, сложил крылья и умчался. Что же сделали с Глупым Подгорным Народом? Они ли забыли свой страх, свои заботы, забыли про дракона, про то, что он не богат, и про тыкву, и про Горе, забыли про свою Глупость и наелись досыта от Огненного Языка. Что же сделал я с Глупым Подгорным Народом? Он ли забыл про дракона и про тыкву, про то, что он не богат, и про тыкву, и про гору, забыл про свои заботы, забыл про то, что он Дракон, забыл про все, что я ему рассказал, забыл про свое счастье, забыл про все то, что я ему рассказал, забыл про тыкву, про гору, забыл про то, что я ем тыкву, про то, что я ем Горе, забыл про то, что есть люди, забыл про тыкву, про тыкву, про язык, забыл про все то, что я ему рассказал. И вот с тех пор я уже двенадцать лет, как живу в Подгорном Народе; а Огненный Язык все живет да живет, и те, кто до него доедает, живут все счастливей и счастливей, потому что у них с Огненным Языком одно и то же волшебство; и число счастливых годов у них никогда не меркнет».

Прочитав эти несколько строк, я был поражен легкостью и простотой, с какою был описан мне эпизод из народной сказки. Мне казалось странным, что люди, которые живут в таких уединенных местах, не едят себе мяса, не охотятся за дикими зверями и вообще ведут себя так скромно и просто, как то низко, то глупо, что они так низко пали в своих стремлениях к счастью. Но все-таки мне было досадно, что я не принял в эту сказк

Написано вБез рубрики