Вместо этого два дня я чувствовал себя как оглушённый крот, выживший после мощного циклона.


Впрочем, кто я такой, чтобы судить о работе психонавтов! Это, так сказать, мои личные переживания. Негативные.

Кстати, очень-очень важный аспект. Психоделики — это такие лекарства от страха. А я, как вы уже поняли, боюсь загнаться. Поэтому и пытаюсь лечиться физкультурой. Не только потому, что это помогает мне не загоняться, но и потому, что раз уж я лечусь, то нужно делать это долго и упорно. К сожалению, это не всегда получается.

А теперь к главному. Обобщу. В какой-то момент я взял на себя роль проводника. Я должен был найти в пространстве точку отправления и ввести своего пациента в состояние изменённого сознания. Но меня ждало первое и самое сложное испытание.

Третья стадия лсд — это то время, когда сознание перестраивается. Я говорю о переживаниях, в которых человек переживает не привычный для себя опыт, а, как правило, травматическое событие своей жизни. Неважно, хорошая это была травма или нет, важна сама возможность пережить подобный опыт. Почему важно? Потому, что это может помочь человеку, на момент события не знавшему о существовании ЛСД. Он может вспомнить то, что не удалось сохранить в памяти, но может справиться с возникшими ощущениями и тогда пережитое им событие предстанет как травмирующее, но событие, а не как событие из памяти.

Мой пациент уже забыл свою первую встречу со странным веществом. Неважно, хорошая это была встреча или не очень, важно то, что в его жизни появился новый смысл. И смысл этот заключался в поиске утерянной частички того самого, первого воспоминания. Понимаете? Он, мой пациент, нашёл! Это ли не чудо? Казалось бы, вот она, твоя потерянная частичка! Та самая, что нужна тебе для того, чтобы ты был счастлив. Но… для того чтобы быть счастливым, человеку обязательно нужна какая-то другая, отсутствующая в твоём опыте частьчки. И чем больше у тебя её нет, тем меньше вероятности, что потерявшееся переживание, вдруг, обернётся для тебя благом. А как вы понимаете, чем больше у тебя в жизни есть переживаний, тем сложнее становиться твоя жизнь.

Со временем я выработал для себя такую стратегию. Я начинаю свои трипы в состоянии стресса. То есть, я заранее настраиваю себя на переживание травматического события. Неважно, как давно оно у меня хранится в памяти и какого оно было. Важно, что в момент наступления события я должен быть к нему готов. То есть, я должен быть в состоянии сильного стресса. Для этого я начинаю перебирать в памяти все свои неудачные, несчастные или травмирующие события. Это моя маленькая война. Я воссоздаю их по крупицам, по крохам. Каждый из этих событий отпечатывается в моей памяти и при наступлении трипа, когда стрессовая ситуация становится невыносимой, когда подступает отчаяние, когда разум начинает бунтовать и требовать чего-то такого, от чего мой разум отказывается, я начинаю искать травмирующую ситуацию. Я ищу её везде. Я перепробываю все свои плохие поступки, я перечитываю все свои хорошие поступки. Я сижу в позе эмбриона и перебираю в памяти самые нелепые ситуации, которые когда-либо случались со мной. То есть, я не ищу в памяти объективных вещей. Я перелопачиваю все события, связанные с негативными переживаниями человека, которого я считаю своим врагом. И самое сложное в этом деле — не переборщить. Я очень осторожен в выводах. Я перепробываю все ситуации и убеждаюсь, что я не ошибся. Я делаю это вновь и вновь, пока не найду ту самую травмирующую ситуацию. Со временем моя внутренняя война приобретает настолько большой масштаб, что мне начинает казаться, будто бы я перепробовал все возможные ситуации своей жизни и все они все были неинтересны. Да, мой пациент, в отличие от меня, находится на стадии формирования личности и его переживания ещё не окрашены сильными эмоциями, но… когда я перепробываю все ситуации своей жизни, когда я их перечитываю и переживаю вновь, я обнаруживаю, что каждая из них является потрясающе интересной. Каждая по своему. И в тот момент, когда мне кажется, что я нашёл травмирующую ситуацию, я погр

Написано вБез рубрики